Бел | Eng

Андрей Егоров: ЕС не готов активно влиять на страны Восточного партнерства

Рижский саммит не решил существующие проблемы, но и не произошло радикального отказа от установок Восточного партнерства.

21-22 мая в Риге состоялся саммит Восточного партнерства.

Рижский саммит не принес сюрпризов ни Беларуси, ни остальным странам-участницам Восточного партнерства. Фактически отношения Евросоюза и Восточного партнерства заморожены на нынешнем уровне.

Евросоюз не готов активно влиять на страны Восточного партнерства и не готов расширить границы своих амбиций, несмотря на геополитические вызовы. Поэтому судьба Восточного партнерства во многом зависит от самих стран-участниц Восточного партнерства.

Национальный координатор Форума Гражданского общества Андрей Егоров  подвел итоги Рижского саммита и обрисовал перспективы инициативы.

— Рижский саммит Восточного партнерства прошел без сюрпризов. Каковы итоги форума для Беларуси?

— Итоги Рижского саммита не принесли неожиданных результатов для Беларуси. До саммита теплились определенные надежды, что удастся договориться относительно упрощения визового режима – этого не произошло; однако в ближайшее время соглашение все равно будет подписано. Это касается и мобильного партнерства, и упрощения режима путешествий в Европейский Союз для отдельных категорий граждан.

Существенных политических решений в отношении Беларуси тоже не ожидалось на Рижском саммите, как и решения главных проблем во взаимоотношениях Беларуси и ЕС. С представительством Беларуси на саммите все было ясно еще до его начала, во всяком случае, мне было понятно, что вряд ли Лукашенко поедет в Ригу, а наиболее вероятный уровень представительства – министр иностранных дел, что и произошло.

Рижский саммит для Беларуси – рабочий форум для решения рабочих вопросов. Неудивительно, что Беларусь не поддержала пункт декларации Восточного партнерства, связанный с Крымом. Беларусь подписала саму декларацию,  где содержится формулировка о незаконной аннексии Крыма; лишь читая отсылку к резолюции ООН о территориальной целостности Украины, можно понять, что Беларусь придерживается иной позиции.

— А отговорка по поводу аннексии Крыма как-то повлияет на беларусско-европейские отношения?

— Там нет никакой оговорки! Декларация прямо и четко называет аннексию Крыма незаконной. Точно так же, как констатируется факт агрессивной политики России в отношении Украины. И в этом смысле Беларусь разделяет формулировки, содержащиеся в декларации.

Другое дело, сама констатация фактов отсылает к резолюции ООН о территориальной целостности Украины, за которую Беларусь проголосовала точно так же, как и Россия. Дипломатический компромисс позволил поддержать резолюцию Восточного партнерства,  а с другой стороны – формально не осудить Россию.

— Самые ходовые эпитеты,  которыми характеризуют Рижский саммит, — «Восточное партнерство дало трещину», «Восточное партнерство умерло». Какова дальнейшая судьба Восточного партнерства?

— Особых оснований констатировать смерть Восточного партнерства нет. Как и констатировать существенное ухудшение динамики развития Восточного партнерства в последние годы. Рижский саммит не решил существующие проблемы, но и не произошло радикального отказа от установок Восточного партнерства, которые содержались в самом ВП предыдущий период. Инициатива будет развиваться, но развиваться со сложностями, которые  возникают в связи с изменением геополитического контекста и внутренними сложностями в реализации подписанных соглашений об ассоциации. Это новый разворачивающийся этап Восточного партнерства.

Восточное партнерство приобрело вид бюрократизированной формальной инициативы, которая несет в себе определенный позитивные заряды, цели, связанные с большим сближением с Евросоюзом. Но тяжесть ответственности за сближение с ЕС как раньше лежала на странах-участницах Восточного партнерства, так и сейчас лежит на них. Европейский Союз не идет на расширение своих амбиций относительно Восточного партнерства, не придает ему большую геополитическую значимость, не декларирует того, что ЕС желает более активно вовлекать страны-участницы Восточного партнерства в орбиту трансформации.

В этом заключается дилемма Восточного партнерства: инициатива все больше формализуется и бюрократизируется, и все меньше в ней остается политических целей и задач, амбициозности, которые, по логике, должны приобретать большую значимость перед лицом стоящих вызовов.

Ног сам Европейский Союз изначально пытался дистанцироваться от более амбициозных целей. Здесь ничего не меняется. Хорошо уже, что Евросоюз не отказывается от прежнего уровня целей.

— Как скажется Рижский саммит на проевропейских настроениях в странах-участницах Восточного партнерства?

— Сам по себе саммит мало повлиял на настроения и на внутриполитические процессы внутри стран Восточного партнерства. Не произойдет спада проевропейских настроений именно потому, что результаты саммита предсказуемы и нетрагичны для стран, подписавших ассоциацию с ЕС. И неплохие для стран, которые не подписали соглашение об ассоциации. Отношения заморозились на нынешнем уровне. Это, конечно, не хорошо, потому что не позволяет интенсифицировать процесс европейской интеграции. Но это вряд ли повлияет и негативно.

— Что дальше? Как долго статус-кво может сохраняться в замороженном состоянии?

— К сожалению, статус-кво может сохраняться достаточно долго, если на ситуацию не повлияют активные действия со стороны третьих стран или не происходит подвижек в политических процессах на уровне самих стран Восточного партнерства. Плохо, если сами страны перестанут двигаться по пути сближения с ЕС. А это может произойти, если в результате выборов в Молдове или в Украине к власти придет не проевропейское правительство, тогда это может серьезно осложнить ситуацию Восточного партнерства и обессмыслит саму инициативу. Либо в результате более агрессивной политике России, произойдет наращивание давления на страны Восточного партнерства, противопоставить которому Европейскому Союзу нечего. Нарастающая агрессия приведет к тому, что Восточное партнерство начнет утрачивать свой смысл, не позволит странам идти по пути европейской интеграции. В этом заключаются основные угрозы Восточному партнерству.

ЕС не готов активно влиять на страны Восточного партнерства. Несмотря на геополитические вызовы, Евросоюз не готов расширить границы своих амбиций. Поэтому очень многое зависит от самих стран-участниц Восточного партнерства, насколько четко они будут выполнять свои обязательства, взятые в рамках ВП.

Самые большие опасности для Восточного партнерства кроются именно в этом.

Алексей Юрич,  ЕвроБеларусь

Вярнуцца ў катэгорыю "Навіны"

  • Фэйсбук

  • Анонс падзеяў

    << Июн 2017 >>
    ПВСЧПСВ
    29 30 31 1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 1 2