Андрей Егоров: Официальный Минск сегодня заинтересован, прежде всего, в европейских деньгах

Однако на серьезный уровень экономичекого сотрудничества с ЕС и большие инвестиции, без выполнения политических условий, беларусским властям рассчитывать не стоит.

О новых сигналах Евросоюза, посылаемых официальному Минску, о сценариях переформатирования Восточного партнерства, перспективах упрощения визового режима между Беларусью и Евросоюзом в интервью рассказал директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

— Государственный секретарь МИД Латвии Андрейс Пилдеговичс объявил в Минске, что Латвия хотела бы видеть Беларусь представленной на самом высоком уровне на Рижском саммите Восточного партнерства в мае 2015 года. Какой сигнал Брюссель посылает официальному Минску?

— Здесь не нужно видеть каких-то особых сигналов. При общем улучшении отношений Беларуси и ЕС и стремлении сторон к диалогу в последнее время «теплеет» и дипломатическая риторика. При этом никуда не исчезают существующие проблемы, поскольку въездные санкции действуют, а значит, поехать могут только те беларусские чиновники высшего уровня, которые не включены в «списки» санкций. То есть, самый высокий уровень представительства доступный на сегодняшний день – это премьер-министр и министр иностранных дел.

— Рижский саммит намерен подвергнуть ревизии Восточное партнерство. Беларусское руководство не спешит в Евросоюз, но и не отказывается от сотрудничества с ЕС «по прагматическим вопросам». Что привлекает официальный Минск в Евросоюзе?

— Пока не видно, чтобы Восточное партнерство подвергалось какой-либо серьезной ревизии, скорее, ЕС принимает факт разделения Восточного партнерства на два блока стран (стремящиеся к интеграции с ЕС и не стремящиеся к ней) как факт. С проблемными соседями пытаются найти так называемые «прагматические» формы кооперации, которые сегодня по большому счету сводятся к тем сферам, где возможно сотрудничество без политических условий, обсуждения вопросов прав человека, участия гражданского общества и т.д. Таких вопросов, которые приемлемы для беларусских властей и в которых они непосредственно заинтересованы.

А официальный Минск сегодня заинтересован, прежде всего, в европейских деньгах: в доступе к инвестиционным ресурсам и финансовым инструментам ЕС, расширении торговли с ЕС, проектам технического сотрудничества, грантам на инфраструктурные проекты. Что-то из этого списка можно получить и без выполнения политических условий, но на серьезный уровень и большие инвестиции без этого рассчитывать беларусским властям не стоит.

— Дипломат подчеркнул, что приглашение Лукашенко на Рижский саммит зависит от последующих действий беларусского руководства. Речь идет об условиях президентской кампании?

— Да, в том числе. Сейчас на повестке дня два основных условия: политзаключенные и большая свобода избирательного процесса.

— Какая роль в беларусско-европейских отношениях отводится освобождению политзаключенных, которое изначально являлось приоритетом, но уже не входит в число главных требований ЕС?

— Почему не входит? ЕС не отказывался от этого требования, и оно не снималось. Правда, если раньше это требование касалось возобновления дипломатического диалога, то теперь, когда разговоры уже идут, оно обуславливает начало реальной действенной помощи ЕС. Согласитесь, говорить о кредитах ЕС и получить кредиты — это разные вещи.

— Что должен сделать официальный Минск, чтобы Лукашенко попал на Рижский саммит? И захочет ли он это сделать?

— Если речь о Лукашенко, то он должен выпустить политзаключенных. Но для того, чтобы полноценно участвовать на уровне министра иностранных дел, официальный Минск может ничего не делать. Скорее всего, ничего и не будет делать.

— С освобождением политзаключенных Евросоюз уже напрямую не увязывает и упрощение визовых процедур. Что же официальный Минск должен сделать для упрощения визового режима? Каковы шансы на упрощение этого режима в ближайшей перспективе?

— Этот вопрос изначально был выведен из-под политических условий. Переговоры об упрощении визового режима были предложены еще в 2011 году без условий по освобождению политзаключенных. Беларусские власти только в ноябре 2013 года приняли это предложение и начали переговоры. Сейчас они близки к завершению, и можно рассчитывать на то,  что договор будет подписан на саммите в мае.

Алексей Юрич, ЕвроБеларусь