Евромайдан в беларусском преломлении

В Минске прошел круглый стол «Украина сегодня: что мы можем и должны делать в актуальной ситуации?», организованный Международным консорциумом «ЕвроБеларусь» и Беларусской национальной платформой.

Служба информации «ЕвроБеларуси» приводит наиболее знаковые выступления.

Координатор Беларусской антиядерной кампании Татьяна Новикова, очевидец ЕвроМайдана:

— Майдан показал, что у нас происходит, кто мы такие и чего нам не хватает. Показал неготовность беларусского гражданского общества к событиям такого рода. Мне кажется, есть ситуация в которых реакция должна быть какой-то более четкой, согласованной и своевременной. Своевременность — главный критерий.

Глава Центра правовой трансформации Lawtrend Елена Тонкачева, правозащитный наблюдатель:

— Момент, когда есть какой-то накопленный опыт, который в критической ситуации ты можешь очень быстро передать — вот это, наверное, то, что может свидетельствовать о наличии каких-то гражданских групп, которые способны между собой быстро вступать в коммуникацию и нуждаются в этом. Украинские коллеги, например, знали, что есть уникального в нашем опыте и что необходимо взять им. Мы, в свою очередь, были готовы им отдать, потому что понимали с кем имеем дело.

Директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров:

— Майдан высвечивает ситуацию внутри гражданского общества Беларуси и гражданского общества в целом, потому что мы включены в некие форматы взаимодействия, например, в рамках Восточного партнерства. У нас не было форм консолидированных реакций, помимо подписания заявлений, инициированных Татьяной Новиковой. То, что мы делали в рамках заявлений, это важно, сами украинцы говорили, что для них это важно, но это, скорее, моральные действия, связанные с обозначением своей позиции. В другом смысле общих осмысленных действий не предпринималось, за исключением групп людей или даже отдельных людей, например, осмысленность действий Елены Тонкачевой в рамках взаимодействия правозащитников. Это была действительно осмысленная помощь, но это человек, организация и т. д. Была помощь, например, в виде сбора средств Катковской и Стрижаком для помощи семье Жизневского. На общем уровне более широкой организованности, например, на уровне Национальной платформы — у нас практически не был. Когда люди возлагали цветы к памятнику Шевченко или ходили к российскому посольству — это были индивидуальные действия. Если вспомнить 2010 год в Беларуси, то на мой взгляд, тогда тоже не было никакой осмысленной реакции ни гражданского общества стран региона, ни Европейского союза в плане конкретных действий. Ни, собственно, беларусского гражданского общества, которое и по поводу Площади-2010 нашло повод «пособачиться» и фрагментироваться еще больше либо выбрать индивидуальные атомизированные стратегии действий. Примерно такая же реакция на Евромайдан. Единственным осмысленным способом коллективной реакции в 2010 году я считаю международную комиссию по контролю, создание которой инициировал российский правозащитник Андрей Юров. Думаю, важно усиливать влияние на международном уровне. И форум, имея лоббистские возможности, входы в кабинеты, мог бы очень активно толкать международные институции, чтобы они реагировали и посылали свои миссии туда на более высоком уровне. Второе, это собственное участие в форме наблюдательных миссий в совокупности с другими подобными организациями.

Татьяна Новикова:

— Нам нужно думать, как нам следует реагировать на ситуацию там. И в зависимости от того, как мы будем включаться, как вовлекаться, как реагировать — как отдельные лица, как отдельные организации или как что-то структурированное или фрагментированное и полиморфное — и будет строиться наше будущее, наше гражданское общество.

Глава Рады Международного консорциума «ЕвроБеларусь», философ и методолог Владимир Мацкевич:

— Информировали, говорили и так далее. Было бы очень хорошо, если бы гражданское общество в Украине было консолидировано в виде Национальной платформы, оно могло бы решать многие задачи в течение этих трех месяцев и избежать сотни жертв. Спрашивается, эта сотня людей, которые погибли, они хоть кого-нибудь вразумили? Что вот надо было бы решать те же самые проблемы другими средствами? Нет. (…) Говорим мы страшно много, и в этом информационном шуме, который мы вываливаем друг на друга, тонет все принципиальное, важное, существенное… Правда, то, что демонстрирует Майдан — это уникальнейшую, чудесную вещь, то, что люди уже перестали обращать внимание на этот информационный шум. И действуют по зову сердца, совести и т. д. Идут, готовят коктейли Молотова, помогают раненым… Не потому что слушают весь этот бардак, который творится в СМИ и который мы сами же и создаем. Многие слова не организуют поступки, поступки организуют одно-два слова. Но сказанных и услышанных.

Сейчас Украина раздираема между олигархическим и не уничтоженным режимом и охлократическим, управлением через Майдан, случайными какими-то процессами. Это очень вредно для Украины — и если бы сейчас не было войны с Россией — Украину бы сейчас трясло со страшной силой. И это мы все понимаем вроде бы, но это не стало нашей «картинкой», которой мы руководствуемся в своих действиях, в поддержке Украины и у себя. Потому что мы опять все это забалтываем, а «картинки», схемы нельзя забалтывать, на них надо ориентироваться, но даже для этого их следует сначала положить на доску. Но даже когда они лежат, мы на них не обращаем внимания.

Елена Тонкачева:

— Я думаю, что — если все-таки развивать институты и практики внутри Нацплатформы — то вполне уместно было бы сейчас сделать что-то вроде поста спецдокладчика по Украине. То есть у нас может быть один человек, который очевидно внимательнее других следит за развитием ситуации и оценивает необходимость реагирования.

Что касается нынешней ситуации в Крыму. Необходимо довольно большое количество людей, которые согласятся в какие-то периоды, вахтовым методом быть там. Я полагаю, что чем больше таких людей в рамках Нацплатформы мы сможем делегировать, тем лучше. Работа в миссиях подобного рода — это не торговля лицом и не журналистика, это другое — и люди должны быть к этому готовы, четко понимая свои функции.

Соглашусь по поводу информационного шума. Но хотела бы обратить внимание на выстраивание горизонтальных связей. Потому что выстраивание горизонтальных связей между различными группами, в первую очередь этническими — это все, что сейчас в Крыму можно противопоставить ситуации, чтобы минимизировать локальные конфликты внутри этой территории. Как минимум, следует воздерживаться от языка вражды — это наш прямой долг. Категории «москали», «агрессоры» и т. п. — это поддержание языка вражды. Я не предлагаю тепло начать относиться к кому-то, понятно, что мы должны давать оценки, но эти оценки, подогретые языком вражды, не приближают ситуацию к разрешению. И в этом смысле Национальная платформа могла бы сделать заявление либо обращение к своим членам по тому, каким образом мы могли бы не работать на эскалацию конфликта, но и иметь четкую позицию по отношению к нему.

«ЕвроБеларусь»